Судьба книжных собраний рода Гуттен-Чапских

12 ноября 2019 43 0
Судьба книжных собраний рода Гуттен-Чапских

Представляем статью белорусской исследовательницы Татьяны Рощиной о судьбе книгосбора Гуттен-Чапских.

Имя графов фон Гуттен-Чапских, представителей старинного шляхетского рода, в первую очередь связано с имением Станьково в окрестностях Минска.

Эмерик Гуттен-ЧапскийОдним из наиболее известных представителей этого рода является Эмерик Карлович (Эмерик Захариаш Николай Северин, 05.11.1828, Станьково – 23.07.1896, Краков), государственный деятель, коллекционер, нумизмат, библиофил, основатель музея имени Гуттен-Чапских в Станьково – Кракове. В 1862 в родном Станьково он построил новый дом.

Скарбчик. Усадьба Чапских в Станьково: Скарбчик. — Pisarevskij.com Усадебно-парковый ансамбль Станьково включал дворец, два жилых дома, хозяйственные постройки, парк. Отдельно была построена библиотека, так называемый «скарбчык», двухэтажный квадратный павильон с угловыми башнями, который напоминал средневековый замок в миниатюре (после Великой отечественной войны в здании размещался музей пионера-героя Марата Казея). До нашего времени сохранились здания флигеля, библиотеки, жилой дом, восточные ворота, беседка, некоторые хозяйственные постройки.



В 1879-1894 годах, проживая в Станьково после выхода в отставку, Эмерик Гуттен-Чапский основал музей, собрал коллекции памятников старины: нумизматическую, археологическую, иконографическую, художественную (картин, рисунков, гравюр, оружия, декоративно-прикладного искусства). В его библиотеке, которая насчитывала до 20 тыс. томов, хранились старопечатные и редкие издания, среди которых были Брестская Библия 1563 г., 329 изданий эпохи Ягеллонов, около 270 книг с автографами, коллекции рукописей деятелей польской и белорусской культуры — Адама Мицкевича, Станислава Монюшко, Юльяна Немцевича, Антона Одынца и др.

Основное собрание книг Чапского размещалось в нескольких комнатах на первом этаже, вблизи с кабинетом хозяина. Книги хранились в специально изготовленных дубовых застекленных шкафах работы местного столяра Пикулика. В скарбчике, в двух помещениях на первом и втором этажах, по стенам размещались полки с книгами, менее ценными изданиями 19 века.

В 1894 г. большая часть коллекций была перевезена владельцем в Краков. После его смерти в 1896 г. почти все эти богатства были пожертвованы городу Кракову и стали основой нынешнего музея имени Чапского — отдела Национального музея Польши.

Подробное жизнеописание Эмерика Гуттен-Чапского, история создания и детальное описание его нумизматических, иконографических, книжных собраний даны Марией Коцуёвой в книге «Отечественным реликвиям, спасенным в исторической буре». Менее известно, какая судьба постигла коллекции, которые остались в Беларуси. В Краков Чапским была перевезена наиболее ценная часть его собраний, в первую очередь полоника (главным критерием отбора было соответствие экспонатов задачам будущего музея, а также личные пристрастия). Но после переезда значительная часть коллекций Э. Гуттен-Чапского, а именно россика (книги, картины, гравюры), и, возможно, часть семейного архива, остались в собственности его сына Кароля в Станьково.

К сожалению, не сохранились данные, которые бы позволили охарактеризовать библиотеку по количеству и содержанию книг, но можно допустить, что это было типичное многоязычное шляхетское книжное собрание универсального характера. Кароль (Карл Эмерикович) Чапский (1860-1904), тогдашний городской голова г. Минска, продолжил традиции отца и пополнял оставшиеся коллекции книг и гравюр, приобретая редкие издания у польских, западноевропейских и российских антикваров. Не исключено, что некоторая часть книжного собрания Эмерика Чапского отошла его младшему сыну Ежи (Юрию Эмериковичу, 1861-1938), который владел имением в Прилуках и имел там довольно значительную библиотеку (по большей части из беллетристики).

В 1916 г. (по другим сведениям, в 1914 г.) самую ценную часть станьковских собраний вывезли в Москву, спасая их от военных действий, но какие-то книги все-таки остались в Станьково. В 1920 г., по сведениям Р. Афтанази, они были вывезены польской армией и до Второй мировой войны находились во владении Эмерика Чапского в доме лесника в Сынковичах под Слонимом. Остатки собрания, которые хранились в имении, были разграблены.

А.И.Волоханович в своей книге «Графы фон Гутэн Чапскія на Беларусі» приводит воспоминания жителей Станьково:

…Н. Градобоева; «…один раз [после 1917 г.] мы зашли в такое красивое здание, оно и теперь стоит в бывшем имении и называется «скарбчик» — и оттуда брали разные красивые книги…». Это были мизерные остатки широко известной в свое время богатейшей библиотеки графов Чапских – их родовой гордостью, которые бессовестно грабили и растаскивали возами крестьяне Станьково и других окрестных деревень. «…Мы тоже брали книги из библиотеки… и несли их в лужи – отмачивали в книгах обложку – небольшие куски материи (ткани) и марли и использовали их для шитья платьев для кукол. А книги были тяжелые, большие, с цветными рисунками. Книги эти были, видно, очень дорогие! И так это богатство бессмысленно пропало (а очень-очень жаль!), только из-за того, что это было не «народное», не «крестьянское», а «графское».

Люди бесцеремонно выносили, вывозили, короче говоря, грабили имение своего вчерашнего хозяина, графа, все его богатство делали всенародными. Крестьяне грабили дворец, другие постройки имения, вывозили картины, иконы, книги, мебель – всё, что попадало под руки! …Крестьянин Богданович с д. Багрицовщина, например, пользуясь всеобщим беспорядком, неразберихой и безвластием в Станьково и области, вывез из имения несколько возов книг, а потом их продавал или менял на что-нибудь другое. Много из библиотеки книг вывез в деревню Каменка бывший конюх графа Чапского.

В 1990-х годах о собраниях Гуттен-Чапских напомнил Л.Д. Клок, истинный книжник, который много лет проработал в Национальном музее истории и культуры Беларуси.

Отличный знаток нумизматики и библиофил, он собрал (по слухам и словам тех, кто видел) огромную библиотеку, большая часть которой была посвящена Беларуси, ее истории и культуре. К сожалению, ее судьба повоторила судьбы многочисленных книжных собраний. Национальный музей не успел договориться с владельцем насчет передачи коллекции в фонды музея. После смерти Левона Клока все ценное растянули, осталось только небольшое количество современных изданий. Он очень приязненно относился к отделу редкой книги Национальной библиотеки, был старейшим нашим читателем и даже подарил библиотеке несколько старопечатных и редких изданий.

Кроме книг, Левон Клок передал нам свой перевод письма одного из потомков Гуттен-Чапских, который жил в Риме (точной даты, имени автора и адресата в письме нет, но из текста понятно, что оно написано Эмериком Чапским младшим (1897-1979), сыном Карла Эмериковича, Минского городского головы). По содержанию он совпадает с письмом, адресованным им же Марии Кацуевой в 1966 году, но то ли это письмо установить невозможно. Вот выдержка из этого письма (текст приводится в соответствии с оригиналом):

…Хотел бы сообщить музею о судьбе станьковской б-ки. Состояла она с[!] книг кот. принадлежали моему прадеду Каролу[!] Чапскому, члену Эдукационной комиссии, его сыну Эмерику Чапскому и моему отцу Каролю, главе города Минска. Во время I мир. войны немецкие войска дошли до Баранович. В Станькове стоял штаб 4 рус. армии. Перед близостью фронта этот штаб узнал, что ценная б-ка может быть подвергнуться угрозе и предложил выслать большую часть книг на сохранение как depozyt в историч. музэй в Москву. Согласились на это. Было выслано тотчас 50 или 60 больших ящиков, которые дошли до Москвы. После подписания Рижского договора мы попросили вернуть этот депозит книг. Советские власти отказались возвратить эти книги, утверждая, что они вывезены из Станькова, местность которого не вошла в состав новой Речи Посполитой (не желая признавать прав личной собственности). В б-ке этой находились, очевидно, разные труды, относящиеся к Минщине, несомненно, альбом Орды, а также разные собрания, касающиеся моей семьи. В Минске, где построено так много огромных зданий (напр. б-ки) хорошо было бы, чтобы станьковская б-ка находилась в Минске, а не в Москве. Это явилось бы доказательством высокой культуры Минщины настоящего века [двадцатого столетия]. Книги станьковской библиотеки имели знаки их владельцев, а именно, печати «К. Ч.», экслибрисы гравированные Эмерика и Кароля Чапских. Были там книги, купленные моим отцом в Петербурге с[!] библиотеки посла князя Воронцова, экслибрисы которого там находились.

Эту информацию также подтверждают и данные каталога экслибрисов и штемпелей частных коллекций из фондов Государственной публичной исторической библиотеки России (Москва). В нем приведены изображения экслибрисов собраний Эмерика и Карла Гуттен-Чапских, выявленных в фондах ГПИБ и отмечено, что книги с экслибрисами поступили из Государственного исторического музея.

Между тем, Эмерик Чапский младший, внук основателя краковского музея, историк, продолжил трацицию коллекционирования своего деда. Он собирал «полонику» — книги, рукописи, гравюры, художественные изделия, но большего всего его интересовали карты. Он собрал одну из наибогатейших частных коллекций старых карт Польши и Великого Княжества Литовского, по его инициативе был издан «Каталог старых карт Польской Речи Посполитой в коллекции Эмерика Гуттен-Чапского и других сборах».

Коллекционер успел увидеть первый том каталога, который вышел в свет в 1978 году. В предисловии к изданию он вспоминал, что библиотека в родном Станьково среди нескольки тысяч томов содержала много экземпляров, представляющих интерес…

Более 100 листов русских гравюр, ведущих свое происхождение из коллекций Эмерика Гуттен-Чапского, находятся сегодня в собрании Государственного Русского музея в Санкт-Петербурге. Одна из них, портрет И.Л. Бенигсена (работы И.Ф. Больта), отмечена на обороте синим штампом «Collectio czapsiana» (по мнению московского коллекционера В. Рождественского, Чапский отмечал владельческим знаком только лучшие листы). Предполагается, что поиском русских гравюр Э. Гуттен-Чапский начал заниматься в 1870-е гг. Как уже упоминалось выше, гравированные портреты перешли по наследству к старшему сыну, Карлу Эмериковичу. В 1902 г. собрание было приобретено петербургским букинистом А.Ф. Фельтеном, в магазине которого коллекция русских портретов Чапского и была распродана. Часть коллекции приобрел И.Х.Колодеев, часть – А.В.Морозов. В Государственный Русский музей гравюры из собраний Чапского поступили в составе разных коллекций: библиофила С.Н.Казнакова, И.Д.Орлова и др. Возможно, что гравюры из коллекции Чапского можно найти и в Государственном историческом музее в Москве в составе собрания гравюр И.Х.Колодеева — части знаменитой библиотеки из Ново-Борисова по истории наполеоновской эпохи.

Библиотеки Гуттен-Чапских имели собственные книжные знаки – экслибрисы. Коллекцию экслибрисов (кроме книг и музейных экспонатов) собирал в Станьково Эмерик Гуттен-Чапский. Про широкую известность и значимость коллекций Гуттен-Чапских свидетельствует и то, что изображения их экслибрисов приведены во всех справочниках белорусских, польских и российских книжных знаков, в многочисленных изданиях, посвещенных коллекционерам экслибрисов и их коллекциям. Изображения экслибрисов с короткими сведениями про книжные собрания можно найти у В. Витыга, У. Иваска, А Тычыны и других. Известны следующие книжные знаки книжных собраний Гуттен-Чапских:

прямоугольный экслибрис-наклейка (вторая половина 19 века) с изображением части герба рода графов Гуттен-Чапских и надписью: «Comitis Emerici Hutteni Czapski»;

прямоугольный гербовый экслибрис-наклейка (конец 19 века) с надписью «Carolus Comes Hutten Czapski» (выполненный в литографии А. Петерсена в Санкт-Петербурге);

ромбоподобный гербовый экслибрис-наклейка с той же надписью;

суперэкслибрис с изображением графской короны, буквой «С» и девизом рода Гуттен-Чапских «Vitam patriae, honorem ne mini» («Жизнь отчизне, честь никому») (найдены в Государственной публичной исторической библиотеке).

Книга с еще одним суперэкслибрисом Э. Гуттен-Чапского найденная в фондах Скариновской библиотеки в Лондане (факт и изображение представлены Юрием Лавриком). Суперэкслибрис представляет собой восьмиугольник, в который помещен герб с короной и буквы «Е» и «С».

В 1998 г. в газете «Комсомольская правда» (белорусский выпуск) появилась небольшая заметка: «От графа Чапского остались кровать, стол и пиво». В ней сообщались сведения, что в Гольшанах (в тексте — Гольшанске!) Ошмянского района в школьном музее хранятся некоторые вещи графа Чапского (не уточнялось, о каком графе идет речь, хотя, судя по всему, это был Адам Чапский), в том числе каталог его библиотеки. По договоренности с дирекцией школы и Я.И. Корзун, хранительницей музея, мы сделали его электронную копию.

Со слов Я.И. Корзун, этот каталог передал бывшему директору школы Э.С. Корзуну, создателю очень хорошего, кстати, школьного музея, житель деревни Новоселки Бронислав Бенешевич, который работал тогда заместителем председателя колхоза. Он увидел этот каталог у Родевича, бывшего садовника графа Чапского, и попросил отдать ему, а потом передам Э.С. Корзуну. Про судьбу библиотеки графа Адама Чапского, которая находилась в Новоселках (Ошмянский повет Виленской губернии, теперь Ошмянский район Гродненской области), ничего не известно. Со слов Б.С. Бенешевича, она была, «наверно, растащена или увезена в 1939 году».

Граф Адам Чапский (1819-1884), сын Кароля (1778-1836), камер-юнкер российского императорского двора, владел имениями Новоселки, Жупраны, Маляты в Виленской губернии. Каталог, хранящийся в Гольшанах, составлен на книжное собрание из Новоселок.

Сам каталог представляет собой довольно большую по размерам (формат в 2°) книгу в полукожаном переплете. Крышки сделаны из толстого картона, обтянутого тканью, корешок и углы кожаные. На верхней крышке прикреплен кожаный ярлык с тисненой надписью: «Katalog biblioteki Hr. Adama Czapskiego» (такая же надпись вытиснена на корешке), наклеен бумажный ярлык с № 500 (инвентарный номер школьного музея). Листы каталога имеют типографскую разлиновку. В книге около 300 л., но заполнена только часть из них. В алфавитном порядке записано 513 книг. Страницы с номерами до 181-го вырваны, осталось только 29 заполненных листов (остальные листы пустые, на некоторых есть записи карандашом на польском языке хозяйственного содержания, по времени — 20-30-е гг. XX в.). Часть листов в конце книги также вырвана.

Полные записи книг начинаются с № 181 (буквы «К»), от предыдущих, № 169-180, сохранились только выходные сведения. По содержанию библиотека включала издания по истории (хроники, днев-ники, генеалогия), религиозные издания, книги по эстетике, лечебники, большое количество беллетристики. Довольно много изданий, связанных с Беларусью: прижизненные издания поэтических сборников А. Мицкевича (SPb., 1829), произведения В. Сырокомли, Э. Ожешко, А. Одынца и др. Большинство книг на польском языке – из типографий Варшавы, Кракова и других городов Польши, а также изданные в Москве, Львове, Киеве, Вильне, Петербурге. Основной массив – издания XIX в., но в этой типичной по составу домашней библиотеке встречаются и старопечатные издания: самое раннее — «Kronika…» М. Стрыйковского, вышедшая в Крулевце в 1582 г., виленское издание 1780 г. П. Скарги «Zywoty swietych», «Kroniki» М. Кромера (Warszawa, 1767). Последний год издания книг, внесенных в каталог — 1893-й: можно предполагать, что именно в конце XIX в. закончилось комплектование этого собрания. Возможно, это косвенно указывает приблизительную дату смерти владельца, которая до этого точно не установлена.

Семь экземпляров книг, владельцами которых были представители рода Чапских, выявлено в фондах НИО книговедения Национальной библиотеки Беларуси при научной обработке фондов. Четыре экземпляра имеют экслибрисы Карла Эмериковича, два – Эмерика Карловича Гуттен-Чапских, на одной из книг — владельческая запись Софьи Чапской. Две книги имеют довоенные штампы Государственной библиотеки БССР, на французском издании XVII в. – многочисленные надписи карандашом учеников из Фаниполя (1920-30-е гг.). Скорее всего, это остатки книжного собрания, разграбленного местными жителями из Станьково после революции, которые случайно попали в библиотеку. Печать «Музей гор. Слонима» на одном из изданий подтверждает данные о том, что часть собрания находилась в Сынковичах, откуда книги могли быть переданы в Слонимский музей. По содержанию это книги по истории и географии, Россика, нумизматика; на французском (4 экз.), немецком (1), русском (1) языках и на латыни (1). Шесть из них являются старопечатными (две книги изданы в XVII в., две – в XVIII в.), издание на русском языке напечатано в 1893 г. Не исключено, что дальнейшая работа по научному описанию фондов принесет новые находки.

Книжные собрания находятся в постоянном движении – они создаются, живут, пропадают, обновляются. Некоторые из них сохранились почти целиком в фондах крупных библиотек, некоторые разошлись по многочисленным хранилищам, а от других остались считанные единицы или вообще только упоминания про них. Судьба не была милосердна к богатейшим книжным собраниям, хранившимся в Беларуси. Это целиком относится и к библиотекам Гуттен-Чапских, которые, как и многие другие, были утрачены, но навсегда остались в истории.

Автор: Татьяна Рощина

Источник: stankovo.by

Наши новости