Дзержинск, который мы потеряли: Первая дискотека

09 декабря 2015 43 0
Дзержинск, который мы потеряли: Первая дискотека

Редакция 1146.by встретилась с непосредственным участником самой первой в нашем районе (а, может, и области) дискотеки, чтобы выяснить подробности того, что там происходило

Давненько мы не ворошили прошлое друзья. А, как вы, наверное, помните, делаем мы это в нашей постоянной рубрике «Дзержинск, который мы потеряли». Здесь мы вспоминаем о каких-то исторических реалиях, связанных с нашим городом, районом, областью – причем, абсолютно не имеет значения срок давности происходившего.

Нам уже давненько стало известно из надежных источников, что в нашем районе небезызвестное «Сонное Царство», гремевшее в ГДК буквально не так давно, была далеко не первой дискотекой. Однако найти человека, который бы максимально достоверно смог донести информацию по этому вопросу, не представлялось возможным. Вернее, человек-то был, но общая занятость, как с одной, так и с другой стороны не позволяла встретиться для беседы. И вот, недавно такая возможность появилась. Итак, представляем вам непосредственного участника самой первой в нашем районе дискотеки «Студия 4А» Куликовского Анатолия Эдмундовича – человека довольно известного в своих кругах. Ну, а уж ГУО «Гимназия г.Дзержинска», в которой Анатолий Эдмундович работает с 88-го года, и вовсе не мнит своего существования без этого специалиста.

Речь, понятное дело, пошла о памятных событиях: вспоминалось долго, так сказать, со скрипом (все же порядочно воды утекло с тех пор), но все же некоторую информацию восстановить удалось.

− Значит так, что я помню: до нас это начинал райком комсомола. Фамилии: помню, был такой Крылович (первый или второй секретарь), в этой школе (имеется ввиду «Гимназия №1 г. Дзержинска», которая на тот момент была школой №1 – 1146.by) – Новицкий Владимир Викторович (учитель физики) и Валерий Михайлович Михалевич (он был тогда учителем физкультуры, потом уже стал директором): вот они начинали. Когда я туда пришел, их уже не было, но, помню, что даже в конкурсах каких-то участвовали (именно дискотек). Могу назвать следующие фамилии: Володя Сочнев – его зять, Титович Саша, сейчас работает в нашем ДК, потом был еще товарищ такой (он не так давно умер) – Мазуркевич Валик, Толя Русаков

− А какой это был год приблизительно?

− Это начало 80-ых. Я еще на заводе работал, значит, где-то 81-ый год. Ну и пристал, так сказать, к компании, а полностью восстановить хронологию, где и когда мы работали, уже не представляется возможным, потому что вряд ли кто-нибудь помнит. Разве что кто-то записывал. Мы работами попеременно то в «Колоске», то в ГДК (там площадка была).

− То есть на тот момент альтернатива все же была – это была не единственная дискотека? Просто по моей информации это мероприятие, если его можно так называть считалось лучшим. Как называлась дискотека, кстати?

«Студия 4 А» называлась – одно из первых названий.

− Интересное название. И мне вот рассказывали, что прям гремела на весь район…

− Тогда все же дискотеки были достаточно редким явлением. Это сейчас аппаратура вся электронная дешевая, ну, или в любом случает относительно доступная; раньше это было дорогим удовольствием. Раз это дорогое, значит – не массовое, а значит – редко. То, что было, собирали по крупицам: акустики не было, акустику делали сами, тогда было проще, скажет так, со спонсорством какого-нибудь механического завода – не так деньги считали. По поводу динамиков тоже приходилось договариваться (тогда пользовались КинАпами/ЛОМО).


− Иными словами, проще было скоммуниздить?

− Сложно сказать… может, где-то и так, но, вроде бы, с большего все более-менее официально приобретали (смеемся). Кстати, подобная аппаратура до сих пор ценится аудиофилами. Потом закупили польскую аппаратуру: там уже пульт, две вертушки…

− И кто был спонсором этой закупки?

− Этим всем занимался райком комсомола.

− То есть все-таки непосредственная поддержка подобного рода мероприятий со стороны власти была?

− Разумеется.

− И что играли в те времена на дискотеках?

− А все, что доставалось. Мы до сих пор не дошли еще до того, чтобы за скачанную, извините за выражение, паршивую МР3-шку надо заплатить 10 тысяч долларов штрафа. Матери-одиночке. Винил привозился всегда, переписать его можно было. МР3, интернета, понятное дело, еще не было. Компакт-дисков – тоже не было. Так что все это завозилось на виниле. Катушечные магнитофоны «Береза», под конец у нас уже появился более высокого класса катушечник – то ли «AKAI», то ли еще чего-то… Так что потихоньку аппаратура появлялась и обновлялась. По свету кое что сами делали. Ну, вот таким образом.

− И как это происходило?

− Как происходило? В «Колосе» дискотеки были тематическими: скажем, вышел альбом «Стена» Pink Floyd, минут 20 идет рассказ (демонстрируются слайды и прочее – для этого был проектор), ну а потом просто танцевали. Танцевали, опять же, под то, что было: Boney M, ABBA выползли тогда. Да все, что угодно – и Beatles, и Deep Purple.

− И как, собирался народ? Много было людей?

− Собирался – без проблем.

− Вход был платный?

− Да, платный.

− Можно ли сказать, что эта дискотека положила начало развитию всего движения дискотечного в нашем районе?

− Мы, если честно, потом ушли, и я только по истечении нескольких лет узнал, что Олег Капуста ведет какое-то «Сонное Царство».

− Скажите, а почему вы? И как вы вообще оказались там?

− Как оказался? Так, кто это на меня вышел… Володя Сочнев – по-моему, он, то ли мы с ним где-то раньше пересеклись… Я даже его не знал – с кем-то перепутал, помнится. Я же электронщик по образованию. То чем я занимался после обучения на заводе – это электроника. То есть тем же я занимался и на дискотеке, потому что, как я уже говорил, кое что сами делали. Говорил со сцены я очень редко. Управление светом сделал сам (потом, кстати, примерно по той же схеме завод «Калибр», где я работал, выпускал светомузыку), переделывал усилители – у нас как-то появился новый усилитель чешский, довольно странный: вот его переделал. Что-то сдохло – ремонтировал. Кроме того, например, в «Колоске» там был такой потолок интересный: такими призмами, сбоку стекло. Смотрели-смотрели на это безобразие – света мало. Значит, давай туда закинем лампы цветные. Таким образом, у нас появился крашеный свет – все как положено. Только дыма от сигарет не было (смеемся).

− Запрещали курить?

− В зале, естественно. А вышел в фойе или вышел на улицу – и вперед.

− Может, какие-нибудь памятные события вспомните?

− Ой, не помню.

− Я так понимаю, на какой-то промежуток времени вы выпали оттуда. А почему дискотека закрылась, собственно?

− Ну как, мужики уже в возрасте… Володя Сочнев на 7 лет старше меня, потом Толя Русаков он тоже где-то его ровесник (но Толя не часто с нами бывал)…

− То есть дело сугубо в возрасте?

− Ну, в общем-то, да. Да и надоело…

− Так как это произошло конкретно? Что-нибудь из разряда «ай, не будем!» и все?

− Если быть до конца честным, то нам слегка перестали платить. В общем, собралось одновременно несколько факторов. Нам же маленько платили за работу. Но, скажем, в том же «Колосе» мы по большей части помогали выполнять план – зарабатывать ГДК. Значительной частью это был своего рода спортивный интерес: собрались, чем-то там занялись, провели хорошо время. Да, не без этого тоже (ну, вы поняли – 1146.by). А потом надоело уже заниматься, жены тоже были, мягко говоря, не в восторге от того, что мужья возвращаются домой непонятно когда.

− Как вы думаете, эта дискотека имела какой-то резонанс – такой хороший, звучный? Или в конце уже и народ стал поменьше ходить?

− Нет, меньше не становилось. Когда мы были, зал постоянно заполнялся до отказа. Да и, как сейчас модно говорить, корпоративы присутствовали, но это так – редко. Даже не могу вспомнить и посчитать, сколько это было раз.

Кстати, еще одну фамилию вспомнил в нашей компании – Павлович Людмила (учитель физики из Белорусской Гимназии). Девичья фамилия Милюк.

− А кто у вас там вообще больше у пульта стоял и с микрофоном?

Валик Мазуркевич в основном. Хоть у него был, так сказать, небольшой фефект фикции, это как-то не мешало – товарищ говорливый был. Володя Сочнев на моей памяти ни разу. Я бывало, был такой период времени, когда даже довольно часто. Как-то прибился к нам, было, один парнишка – такой товарищ с кассетами в дипломатике. Кидал пальцы, как это сейчас говорится. Его стиль такой: он пришел уже на все готовое, все выставлено, подключено и так далее. Кассету поставил, включил, отыграл и ушел. Такое тогда не получалось. Надо было еще кучу работы проделать: ту же аппаратуру никто за тебя носить не будет – надо ее выставить, убрать. В кафе еще ладно – у нас был специально для этого дела оборудован угол, тот, что внешний. Там экран висел, над этим всем такой огромный куб.

− В общем, развалилось все это дело в каком году приблизительно?

− Когда я в школу пришел в 88-ом, дискотеки уже не было. А вот точнее – не скажу.


Вот такая история странички нашего города – забытая и вытащенная на общее обозрение редакцией 1146.by. Огромная благодарность Анатолию Эдмундовичу, что нашел время в своем плотном графике, чтобы побеседовать с журналистом. Понятное дело, это не последняя история, которой мы вас порадуем: в частности, сейчас уже практически готов материал о современных вариантах дискотек – клубах.

Наши новости